Что стало с теми, кто сжёг Хатынь
Несмотря на то, что трагедия белорусского села Хатынь очень широко известна и стала названием нарицательным, подробности этого события долгое время были неизвестны. В советское время виновными в сожжении жителей деревни называли исключительно немецких карателей. И даже иногда совершено правильно указывался батальон Дирлевангера. В постсоветское время появилась информация, что виновны в преступлении украинские националисты, получившие в обществе общее название «бандеровцы». Хатынь Село Хатынь было уничтожено не в рамках какой-либо из крупных противопартизанских операций, как большинство других деревень. Тем не менее карательные акции против партизан проводились регулярно. В марте 1943 года батальон особого назначения СС Дирлевангера занимался зачисткой от партизан Логойского района. В этой части Белоруссии действовало шесть партизанских бригад, доставлявших немало проблем немецким оккупационным властям. В рамках этой акции батальоном Дирлевангера было сожжено несколько деревень. Но в том, что касается Хатыни главным действующим лицом были не они. Недалеко от Хатыни в засаду партизан бригады «Дяди Васи» попала группа 118-го (украинского) батальона вспомогательной полиции. При этом погиб командир одной из рот батальона, немец Ганс Вёльке. В Германии он был хорошо известен как чемпион Олимпийских игр 1936 года. В результате 118-й батальон 22-го марта 1943 года в ходе боя выбил партизан из Хатыни, а сама деревня была сожжена вместе с жителями. На помощь полицаям было отправлено подкрепление из особого батальона СС Дирлевангера. Батальон Дирлевангера Батальон Дирлевангера был самой уникальной частью войск СС, да и всех вооруженных сил Третьего Рейха. Его основой стала команда в полторы сотни человек, набранная из осужденных за браконьерство. Браконьерам дали возможность искупить вину военной службой. А так как все они были хорошими стрелками и знали лес, то из них получилось отличное подразделение для борьбы с партизанами. Действовали они крайне успешно, потери были минимальными. И отличались крайней жестокостью. Хоть Дирлевангер в свою команду сначала не брал убийц, насильников, грабителей, но бывшие браконьеры оказались ничем не лучше самых отпетых уголовников. Они не только уничтожали партизан в ходе своих акций, но и жгли деревни, убивали местных жителей, не щадя ни детей, ни стариков. Поскольку самих браконьеров было немного, то Дирлевангеру добавили по прибытию в Белоруссию ещё одну роту, набранную из военнопленных русской и белорусской национальности, и взвод из украинцев. Когда 118-й батальон запросил подкрепление, ему на помощь был отправлен именно украинский взвод и часть немецкой роты. Всего в Хатыни было около сотни эсэсовцев, а так как украинский взвод имел чуть более полусотни солдат в своём составе, то, видимо, ещё до полсотни было немцев. Впрочем, об участии именно немцев в акции нет подтверждений, везде фигурируют только русские и украинские фамилии. Впрочем, надо отметить, что для батальона, затем полка Дирлевангера акция в Хатыни была рядовым явлением, за ними известны и более масштабные преступления. Украинский взвод батальона Дирлевангера в августе 1943 года в полном составе во главе с командиром Мельниченко перешёл на сторону партизан. Мельниченко почти год командовал взводом в составе бригады им. Чкалова, но в 1944 году дезертировал. После войны он был арестован и застрелен при побеге. 118-й полицейский батальон Как утверждают современные украинские националисты, 118-й батальон вспомогательной полиции не имел прямого отношения к УПА. Формально это так, что принципиально ничего не меняет. Вспомогательная полиция (Schutzmannschaft) формировалась немцами на оккупированных территориях из местных жителей или военнопленных. В задачу этих подразделений входило поддержание порядка, охрана военнопленных и концлагерей, борьба с партизанами. Основой украинских полицейских батальонов послужили походные отряды ОУН, Киевский и Буковинский курени, Дружины украинских националистов, батальоны «Нахтигаль» и «Роланд». В частности, ядром 118-го батальона стал Буковинский курень. Впрочем, не следует думать, что 118-й батальон, равно как и другие, состоял исключительно из украинцев. В его состав включали представителей самых разных национальностей. Среди тех, кто был в Хатыни встречаются русские и белорусские фамилии. Батальон сформирован летом 1942 года в Киеве, в конце того же года переброшен в Белоруссию, где и находился вплоть до советского наступления (операция «Багратион») 1944 года. Батальон с самого начала формировался для борьбы с партизанами, и в этом качестве активно использовался, принимая участие во всех проводившихся противопартизанских операциях. Хатынь, была не единственной в истории батальона, так, через месяц были расстреляны жители села Осови. Позже, в рамках крупной операции против белорусских партизан «Коттбус», 118-й батальон расправился с жителями сёл Вилейки, Уборки и Маковье. Список преступлений батальона достаточно велик, и едва ли известен до конца. Судьба полицаев После того, как летом 1944 года Белоруссия была освобождена 118-й полицейский батальон был переброшены в Восточную Пруссию. Там он получил новый номер (62-й) и вместе с другими украинскими, белорусскими и казачьими батальонами вошёл в состав полицейской бригады Зиглинга (Schutzmannschaft-Brigade Siegling). Уже в августе 1944 года бригада была развернута в 30-ю гренадерскую дивизию СС (30.Waffen-Grenadier-Division der SS), так же именовавшуюся, как 2-я русская. Из Восточной Пруссии дивизию начали перебросили во Францию, где она участвовала в боях на Рейне с французской армией. Но остатки 118-го батальона в этом уже не принимали участие. Во Франции немцы попытались использовать украинских полицаев для борьбы с партизанами. Однако весь батальон в полном составе перешёл на сторону Французского Сопротивления. И вскоре уже сражался с немцами как 2-й украинский батальон имени Тараса Шевченко, в составе 13-й полубригады Иностранного Легиона. После войны большинство солдат так и осталось служить во французском Иностранном Легионе. Советским властям их не выдали, все они впоследствии умерли своей смертью. Среди выживших полицаев 118-го батальона, многим после войны удалось скрыть своё участие в военных преступлениях, и жить в СССР. Но постепенно все они были выявлены и осуждены. Далеко не все получили высшую меру. Из главных руководителей акции командир взвода Василий Мелешко был приговорён к расстрелу лишь в 1975 году, а начальник штаба батальона Григорий Васюра— в 1986. Изначально оба они сумели скрыть свое участие в военных преступлениях и были осуждены лишь за сотрудничество с немцами. Чтобы их разоблачить потребовалось много лет. Последний полицай 118-го батальона умер в 2015 году в Канаде.